Monthly Archives: Ноябрь 2016

Карелия.

Тиха, нежна моя земля

к закату мая белой ночью,

когда, внимая соловьям,

растают оболочки почек.

Листочек пахнет, как цветок,

зимой, землей, лесной весною;

и, как ни странно, но листок

вначале пахнет и сосною.

Цвет леса радостен для нас

салатныйсолнечныйзеленый,

полезный для усталых глаз,

он лечит души нам влюбленно.

Везде гармония царит

в природе, в нашей жизни быстрой,

ведь солнце день и ночь горит

святой добротворящей искрой.

Лазурны утром небеса,

днем синь мажорная чудесна,

сиренев вечер, как леса,

ночь – светлоголубая песня,

что распевает соловей

родной земле к закату мая

о верной нежности своей,

высоких слов людских не зная.

Люблю мелодию его,

ловлю, как божий дар, как благо:

в ней тишина, как волшебство,

а трели – гения отвага.


Я – бедный и счастливый бард

Я – бедный и счастливый бард —

как только наступает март,

всегда иду сдавать в ломбард,

часы с названьем «Avangard”.

Они весной мне не нужны,

(мы и зимой не так дружны), —

на побегушках не должны

мы быть у них, как у жены.

Часы спешат – и я спешу,

они стоят – их завожу,

а отстают – я завожусь,

часы бегут – и я бешусь.

За зиму так надоедят

мельканием метелей дат…

«Не так, не так», — всегда ворчат.

О, лучше бы их назвать «Назад».

На руку давит мне браслет:

от кандалов такой же след –

часы несут всем много бед,

секунд, минут, часов и лет.

Как только наступает март,

всегда иду сдавать в ломбард

часы с названьем «Avangard”.

Я – бедный и счастливый бард!


Уж очень ты, осень

Уж очень

ты, осень,

сурова:

без крова

бродягу-

беднягу

до нитки промочишь.

И хочешь –

не хочешь

ненастье-

несчастье

тягуче

скрипучей

калиткой пророчишь.

Сегодня,

как сводня,

ты – злое

былое,

как милость,

явилось –

тогда я был счастлив.

Нежданно,

желанно

ты снова

и снова

мне снилась:

влюбилась –

во сне я удачлив.

День целый

без цели

никчемный

о чем-то

томился

и злился

как глупо, ей-богу.

Из дома

ведомый

тревогой

в дорогу

я в вечер,

как в вечность,

спустился с порога.

Природа-

погода

радели-

одели деревья

прекрасно:

все в желтом

и красном,

лишь ели чернели.

Аллея

алеет,

а тени

растений

и древних

деревьев

на землю слетели.

Все тихо.

Вдруг лихо

вихрь-ветер

на свете

стал править-

буянить

таинственный мистик…

Ненастно.

Напрасно

согрето

мной лето –

злой ветер

мой вечер

унес, словно листик.

Уж очень

ты, осень,

сурова:

без крова

бродягу-

бедняку

до нитки промочишь.

И хочешь-

не хочешь

ненастье-

несчастье

тягуче

скрипучей

калиткой пророчишь.

Ты ветви

на ветре

у рощи

полощешь,

у тезки

березки

ты платье украла.

И тело

летело,

став чище

и проще,

как прежде

к надежде-

ненастье играло.

Мне плохо.

Два вздоха.

Погода.

Два года.

Не злиться.

Влюбиться.

Сегодня мне тридцать.

Всегда ты

все даты

всего лишь

не помнишь,

что было –

забыла,

а мне как забыться?