Monthly Archives: Май 2016

Хочу от опыта освободиться

Хочу от опыта

освободиться,

чтобы впервые

все

понять;

но заново

не суждено

родиться:

Земля должна

крутиться

вспять,

должно бежать

обратно

наше Время…

Есть путь

другой у нас:

узнать

всю суть

и вечность перегнать

в мгновенья

созданья мира

и устать;

но сохранить в себе

жизнь вдохновенья,

чтоб дни свои

вписать

в стихотворенья,

и в каждом

новый мир свой

создавать.

 

Реклама

Февраль мой солнечный лазурный

Февраль мой солнечный, лазурный,

твой лес – причудливый музей:

закончил снежные скульптуры

седой искусный чародей.

Медведи, волки, лоси, лисы

завороженные стоят,

а змеи на сучках повисли,

пугая маленьких ребят.

На пнях обтаявших надеты

картузы, шапки и чалмы;

деревья: замки, минареты –

последний нежный сон зимы.

Стволы берез обильный иней,

как нежным облаком, обнял,

обворожил плакучесть линий

и грусть их зимнюю унял.

Хочу я наизусть запомнить

стремление зимы к весне

и синевой небес заполнить

пробел безделья в зимнем сне.

Все колыбельные отпели

метели с хором вьюг-подруг.

И воробьи вдруг осмелели –

их трели будят все вокруг.

И даже строгие вороны

поют задорно кра-кра-кра.

Раскрепощают соснам кроны

весны душистые ветра.

В себя вбирая искры солнца

и влагу тающих снегов,

речистый ручеек несется

в разлив весны без берегов.

Весна глазами голубыми

съедает красоту сестры.

Деревья с детства полюбили

спешить в зеленые костры.


Уж очень

Уж очень,

ты, осень,

сурова –

без крова

бродягу-

беднягу

до нитки промочишь.

И хочешь –

не хочешь

ненастье-

несчастье

тягуче скрипучей

калиткой пророчишь.

Сегодня,

как сводня,

ты – злое

былое,

как милость,

явилось –

тогда я был счастлив.

Нежданно,

желанно

ты снова

и снова

мне снилась:

влюбилась –

во сне я удачлив.

День целый

без цели

никчемный

о чем-то

томился

и злился –

как глупо, ей-богу.

Из дома

ведомый

тревогой

в дорогу

я в вечер,

как в вечность,

спустился с порога.

Природа –

погода

радели –

одели

прекрасно:

все в красном,

лишь ели чернели.

Аллея

алеет,

а тени

растений

и древних

деревьев

на землю слетели.

Все тихо.

Вдруг лихо

вихрь-ветер

на свете

стал править

буянить

таинственный мистик.

Ненастно.

Напрасно

согрето

мной лето –

злой ветер

мой вечер

унес, словно листик.

Уж очень

ты, осень,

сурова –

без крова

бродягу-

беднягу

до нитки промочишь.

И хочешь –

не хочешь

ненастье-

несчастье

тягуче

скрипучей

калиткой пророчишь.

Ты ветви

на ветре

у рощи

полощешь,

у тезки

березки

ты платье украла.

И тело

летело,

став чище

и проще,

как прежде

к надежде –

ненастье играло.

Мне плохо.

Два вздоха.

Погода.

Два года.

Не злиться.

Влюбиться.

Сегодня мне тридцать.

Всегда ты

все даты

всего лишь

не помнишь,

что было –

забыла –

а мне как забыться?