Monthly Archives: Октябрь 2015

Муза

Ушла, как женщина любимая и друг,

и опустел мой дом в ладонях моих рук,

вселяется в меня немой испуг –

вдруг не вернется эта радость мук?

 

Так после каждого стихотворенья

во мне гуляют сквозняки-сомненья:

вернется ли ко мне вновь вдохновенье?

Тебя я буду ждать, трудясь с терпеньем.


Моя судьба.

Жизнь пролетит так незаметно,

что не разучишься мечтать,

и так же любим мы заветно

те песни, что нам пела мать.

Моя судьба течет спокойно:

без путешествий и боев;

но я живу всегда достойно

тех строк, что написать готов.

Всегда во мне лихое время

живет и в вечность вьет спираль,

и режет целину мой лемех,

и вдаль уходит магистраль.

Я должен выпустить на волю

все тайны, что храню в себе,

чтоб вылечить дочурку Олю

и снова счастье знать в судьбе.

Чтобы моя жена родная

меня смогла вновь полюбить,

чтоб смог свой век испить до дна я –

а проще: до конца прожить.


Мой Ленинград.

Белая ночь распускается веером

над городами бескрайнего Севера,

но одному из них славой обязана,

лишь с Ленинградом судьба ее связана.

Белая ночь без Невы не сбывается,

словно она из нее разливается,

и нежный ветер рождается волнами

или могучими древними кронами.

Город купается в ласковом воздухе,

все после зноя нежится в отдыхе.

Нету машин – лишь одни поливальные

делают улицы тихохрустальными.

Глядя глазами домов в эти улицы,

город наш помнит, что нам не забудется, —

неба, воды и асфальта свечение,

мечты возвращаются и приключения.

Для ленинградцев совсем не история

город Петра уникально построенный:

Пушкин идет по гранитному берегу

и что-то страстно читает Онегину

или гуляет по Невскому щеголем

и анекдотами радует Гоголя.

Если на Мойку свернете вы с Невского,

сразу же встретите здесь Достоевского.

В белые ночи случается разное,

словно любовь долгожданную празднуя,

дарят улыбки поэтам по-прежнему

тайнопрекрасные женщины нежные.

Белая ночь, ты волшебница города,

даришь нам снова прошедшую молодость.